С Е М Е Й Н Ы Е   П Е С Е Н К И


Песенка про Burp
(помогает с отрыжкой детей, если её петь, держа их на руках и танцевать в такт песни.)

Burp, burp (Am)
Где ты есть? (Em и т.д.)
Burp, burp
Я хочу к тебе прилезть
Burp, burp
А ну-ка выходи,
Burp, burp
Нам не по пути!!

Парабам,

Burp, burp
Unde est?
Burp, burp
Hai cu Bucurest
Burp, burp
Nu mai mare
Burp, burp
Merge afar

Парабам,

Burp, burp
Where are you?
Burp, burp
Don't you pick-a-boo,
Burp, burp
Go away!!
Burp, burp
This is wrong way!!

Парабам,

etc.

      сочинена вскоре после рождения Вадима, румынский куплет добавлен после рождения Анаис.


Анаис

припев:
А-на-ис, А-на-ис (Am)
Всё будет(Em)
Хорошо (Am)
Всё будет (Em) Хорошо (Am)

2 times

И я не знаю, кто ты,(Am) Анаис(Dm)
Но (Em) папа говорит, что ты
Барбарис (Am)
Но я думаю, ты (A7)—ирис Кис-кис(Dm)
Анаис—это ирис Кис кис

припев:

Лучи, Лучи,
Томагучи
Лучи, ты—могучий,
Могучий Лучи.

Таня, Таня
Eu madiu cu sania,
Таня — это пламя,
Таня, Таня

А Степан—
Наш Капитан.
А Вадим
Он Непобедим
(2 times про деток)

А Анаис—это барбарис,
Анаис—это ирис Кис кис.

       July 6, 2015



Так жалко, что твою любовь
Я истребляла так кромешно
Как незаметно течёт кровь
Из алой в тёмную поспешно.

Я так топтала и роняла
Себя. тебя. любовь. не раз.
Я сыновей себе рожала
А ты был с нами, за всех нас

Я вспоминаю твои руки,
Усмешку, боль и доброту
Зачем так долго, безутешно
Я погружала нас во тьму..

Прости меня, мой милый, верный,
Мой самый близкий, мой,
Жизнь так быстра и так мгновенна,
Пойдём, вернёмся к нам домой.

     июль, 2014



Гуаням
    Мой двухлетний (с половиной) сын Степан выдумывает много своих слов, например, габак (означает ползать на четвереньках по кровати через родителей), тамня (поднять вверх), а сегодня Степан объяснил мне что такое Гуаням:

Гуаням—он везде
Гуаням на потолке
Гуаням на полу
Гуаням в носу.

Гуаням на животе,
Гуаням на лице,
Гуаням—он в воде,
Гуаням в песке.

Гуаням в тишине,
Гуаням в вышине,
Гуаням—он вверху,
Гуаням внизу.

Такие дела ;))

     август 16, 2011 (за 1 день до рождения Вадима!!)



П О   Л Ю Б В И

Подсолнух нелепый
На фоне окна
Подсолнух жёлтый
А ночь черна

Я не хотела
Смотреть на тебя
Не утерпела
Я так влюблена

И дверь отворилась
От сквозняка
Зачем все случилось
Так наверняка..

Зачем я такая?
Спросила я
И вижу подсолнух
В рамке окна

И ночь прекрасна
И звон цикад
И вечность и верность
И рай и ад

Зачем он случился?
Спросила я
И слышу—поезд
Цикады и я.

Но где оправданье
Причина иль цель
На чужого мужчину
Зачем смотреть?

Я так хотела б
Надеть паранжу
Раздеться, отдаться,
Обойти за версту

    Я стараюсь о нём не думать,
    Но особенно по утрам
    Ты огненным леопардом
    Прижмёшься и тут и там


Но я честно честной
Хочу быть!!
Зачем он случился
Кого винить?

Зачем этот ветер
И ночь нежна
И океан и манго
И нету сна

Наверно, придется
Это просто принять:
Вот подсолнух. Вот ночь.
Вот кровать.

Пусть все это будет
Не знаю зачем
И чудесный подсолнух жёлтый
Пусть светит мне в темноте

      june 2010



Я никогда так не хотела
Коснуться губ ничьих before
Мне как-то было всё равно
И люди были как в кино
Хотя, конечно, я немела

Или так кажется теперь?
Как будто бы закрыли дверь
и всё прекрасное за ней
А я не буду открывать—
теперь ведь я жена и мать,
Я посижу внутри, в тиши

И пальцем проведу я по твоим губам
таким далёким, таким близким
всё это так смешно и низко
и безнадёжно так. Так хорошо
ты русского не знаешь и не разгадаешь

моих стихов, и снов, и этой боли,
и этой сладости любви к тебе
Прости. Прости, что никогда,
Прости, что невозможно. Что неразрешимо.
Что всё трагикомично так. Прости. Прости.

      november 2010



Ну почему, ну почему—я не пойму
Я не хочу перестать о тебе думать
И почему так сладко, что назавтра
Тебя опять увижу я, к чему

Все эти замиранья, зачем мне нужен ты
В конце концов? Зачем бессонницы,
Зачем угрозы, слёзы, и эти танцы
Здесь причём?

Ну отчего я так в тебя влюбилась
Совсем некстати, сильно и навзрыд
И время словно бы остановилось
Полуулыбка, чёрных глаз магнит

И руки гладкие, как у гавайца
Мальчишеская гибкость плеч
И хмурость, обжигающие пальцы
И чёткая, отрывистая речь

И посреди серьёзной бизнес-встречи
Ты вдруг пустил резинкой мне в плечо
Я проследила траекторию полёта, ты подошёл,
Поднял её, и положил на стол мне.
И она теперь моя.

      november 2010



Перебирая сокровища этой недели
Взгляд чёрных глаз, полуулыбка
—Вы подстриглись? заметила я—Да.
И маленький шрам стал заметен

А потом не работала моя розетка
Мы вместе залезли под парту
Там был полумрак и уютно
Я сидела, обхватив колени руками
И ты был совсем рядом, проверяя розетку.
—В порядке.

И шутили, я не могла удержаться
Ты искоса смотришь, так специально
Начинаю хохотать, удивляя сослуживцев
Ты тоже смеёшься, но умеешь сдержаться  
Лишь скажешь, you've got giggles again, tanya

А сегодня я была в одной левой серёжке
а ты не смотрел на меня вовсе
И вдруг посреди разговора:
—А вторую потеряла?
Я боюсь, я и вправду люблю тебя.

      11/11/10


сегодня он положил на мой стол две шоколадки.
в первый раз.
а я беременна.
и он знает. я чуть не расплакалась.
и так мне стало вдруг опять тепло и грустно,
что он рядом.
как раньше.
я посмотрела на столы коллег—не дал ли он им всем
тоже шоколадки.
нет.
только мне!
и вот на языке парча тягучей сладости
как будто я с тобой
как будто мы одни,
и бархат ночи, и непроглядность глаз твоих

      March 2011




      Я вернулась в офис через 3 месяца
      stop resisting it, you are almost there—
      сказал ты по поводу проекта,
      и я потеряла нить нашего разговора..


мне ужасно грустно
твои руки без кольца
а я хотела б без конца
смотреть на них и видеть
его,
кольцо.

мне так ужасно грустно
и холодно и джаз
все как в тот раз
который не случился
никогда,
не раз.

и ты усталый и невзрачный
но может, просто ты забыл
или пропил, шучу,
я лучше помолчу,
твои глаза
беда.

      11/10/11


В комнате, где я сцеживаю молоко
Из окна видно белую крышу
И если не смотреть на большую пальму,
То там как-будто московский дворик
Зима, и снег.

В комнату, где я сцеживаю молоко
Всё время кто-то стучится
Но мне уже почти всё равно
Мне грустно и мне так легко
И так тяжело на душе

Вчера я молилась о том, чтобы разлюбить тебя
Так долго, и кажется я была услышана.
Теперь внутри пустота размером с вселенную
И только московскй зимний дворик
Ненадолго заполнил её.

      Ноябрь 2011


Где грань между духом и плотью
Реальностью и жаром снов
Любовью и чревоугодием
Мясом и млеком коров?

Где грань меж изменой и верностью
Бытиём и небытиём
Губ твоих достоверностью
Твоих чёрных глаз огнём?

Что из того что ни разу
Я не касалась тебя
В этой реальности сразу
От этого я чиста?!

Или же я преступница
Что не иду к тебе
Когда всё будет закончено
Что я отвечу себе?

Может быть всё то немыслимое
Что так часто снилось мне
Было той самой верностью
Верностью себе?

Вдруг это правда и радость,
Что я люблю сразу трёх.
Вдруг это страшная наглость
Стараться не видеть даже снов.

Что если это засада
И только мне решать
Что же такое верность
И как это всё понимать

      Январь, 5ое 2012



Мне очень-очень больно
И я пью вино. Хотела бы с тобой
Но это совершенно не-воз-мож-но

А можно только лишь молить
Чтобы тебе было не грустно
Чтоб кто-то был с тобой
Чтоб ты не плакал и не убивался

Не видел бы во всём меня
И не хотел меня обнять
Погладить мои волосы.

Пусть ты с друзьями. Пусть с девчонкой
Но только не один, но только не как я
Ведь если мне в объятьях мужа и сыночков
Так печально—то каково ж тебе?
Молю. Молю. Молю.

      Январь, 6ое 2012


Послушай, кажется я тебя
И всё время—не кажется—тебя
Я смогла бы тебе об этом
Но нельзя, я же жена и

Мне нельзя даже глаз на тебя
Не то что уложить с собой в
Не то что поплакать у тебя на
Не то что целовать тебя

И ты не возьмёшь в свою лодку
Никогда не подаришь мне
Никогда не возьмёшь мои руки в
Никогда задыхаясь не крикнешь:
СМОТРИ: я люблю тебя
Ни-ког-

      Январь, 6ое 2012



Сон
Ты лежал на диване
И—глядя в глаза—
You can come to me
Я—пáрдон ми? пáрдон ми?
Посмотрел—зная, что я поняла
Отвернулся к стене
Я подумала—будет такое
Счастье в твоих руках.
Хотя бы на миг.
А потом я вырвусь, объяснюсь
И уйду. Я подумала
И пошла в ванну.
А там—в огромных прозрачных
Вазах—розы, и белые орхидеи.
И тонкие ветки жасмина
И я вернулась. Залезла
к тебе—я знала, что это
во сне—И всё равно подумала
Господи, прости меня. Ты обнял,
Прижался. Сказал, что ты
Never. Loved. Anybody.
But. Me.
Я гладила твоё лицо—наконец-то!
И чёрные кудри волос. Это было так нестерпимо
Запретно, что я стала молиться, вырываясь из сна.
Пришёл Лучи и обнял меня.
Ему снились кошмары.
Мы оба молчали, о чём.

      Май, 8ое 2012



Даже вода пахнет водкой
От искры тепла твоих глаз
Непостижимо ловко
Ты сражаешь меня на раз

Каждый раз.

Ну и пусть, ну и ладно.
Быть может это всё так,
Чтобы наполнить радостью,
Тебя и меня,

нас.

Так больно и тонко коварно
Быть рядом и быть далеко
Неизречимо отрадно
Великой радости
    открытое
        окно.

            Конец октября, 2012



Мне так радостно опять, опять
Ты опять решил со мной играть
И так страшно, очень страшно от того,
Что, быть может, ты это серьёзНО?

Может? Может, ты меня простил, простил?
Или может просто отпустил?
Я как бабочка лечу вокруг свечи
Твоих ярких чёрных глаз, в ночи.

Бархатную чёрную с плечами надевать
Ресторан. Корпоратив. Опять.
Может, ты обнимешь меня там. Иль нет.
Может, я дотронусь до тебя, мой свет.

            7 декабря, 2012


Попытка посмеяться над собой (неудачная).
Исполняется под гитару.

Я натыкаюсь на углы
И в стену вмазываюсь смело
Любовь—это страшное дело
Не эстетичное. Увы.

Я чувствую себя смешной
Нелепою, одетой странно
И ты мне кажешься коварным
Стоящим тихо за спиной

Я удивляюсь как ты мил
Когда здороваешься утром
И я страдаю поминутно
Что ты уже меня забыл

Я забываю все слова
Не только в english, но и в русском
И вместо мяса ем капусту
Фигурою поглощена

Я натыкаюсь на углы
И в стену вмазываюсь смело
Любовь—это страшное дело
Не эстетичное. Увы.

            январь, 2013





свобода



Я совсем ни в кого не влюблена
      я верная жена,
      мама любит папу,
      я ленива, гибка как змея, но...
Я совсем ни в кого не влюблена
      Есть всё—я сама,
      розовоголубые
      нежные
      розы,
      музыка,
      текущая из пальцев в клавиши,
      книжки достоевского, но...
Я совсем ни в кого не влюблена
      Чая? Вина? Чья вина?
      чего мне надо?
      Тебя... Всё того же
      тебя, от которого
      невозможно дышать,
      невозможно жить,
      невозможно спать,
      И которого нет
В России я почти 8 лет не была
      вообще-то страшновато,
      вдруг я опять влюблюсь,
      что тогда?
      да и Зачем мне туда?
      да и при чём здесь Россия
      когда мне, при моих-то способностях
      легко можно влюбиться в слона...
      ах зачем, ну зачем
Я совсем ни в кого не влюблена?...
      вокруг пустота
      пустота—это я,
      мне хочется спать
      и так страшно знать,
Что я ни в кого,
      ни в кого,
            ни в кого
                 не влюблена....

                        9 ноября 2013


недосказанное, незаконченное,
невероятное, многоточие.
а что если бы? огород?
иль тёмный лес и вброд?

столько разных тропок
а жизнь одна..
и пусть! легко повсюду
летит моя мечта.

      9 ноября 2013





Как всё красивое — бессмысленно красиво
    И даже я.
И тень от винограда на стене. И свечка.
    И тёплый полусвет
В котором нет реальности
    И беспокойства нет.
И полуночные цикады
    и вечные кондиционеры
Мелодия флоридской ночи.
Дыханье океана
    и Лучина гитара
И Лучина жена (я).
Как всё красивое — осмысленно красиво
Да. да.


Сегодня я — такой
     усталый
Несчастный и подавленный
     Пьеро,
Усталый ослик.
     И мне всё равно,
Что всё предрешено
     Или непредрешено,
Я только думаю,
     "Я отдохну,
Должно быть, в следующей
     жизни".
И это
     меня
          радует.
Ну, то, что в следующей
     жизни.
Наверно, я и вправду
     в дребедень устала.


Ракушки морские, яркие, прекрасные
Белые и жёлтые, оранжевые, красные
Некоторые цельные, очень завершённые
Другие—лишь кусочки, осколки полустёртые

Они все—как моменты, как дни и как истории
Из жизни, из сложившейся, но больше—из несбывшейся
Из сказанного, виденного, но больше из молчания,
Из разговора взглядами и из пейзажа дальнего.


Ракушки, песчинки, солёная вода..
Как это, оказывается, всё про меня.



Я хотела бы стать птицей
И лететь
Я желаю быть певицей
Ну, и петь

И позорно стать актрисой
И рыдать
Превратиться и быть камнем
И лежать

Стать ужасно вдруг влюблённой
И неметь
Тихо-тихо быть травою
Шелестеть

Интересно стать мужчиной
Побеждать
А потом побыть закатом
Полыхать

Постоять немного рядом
Помолчать
Я хотела б быть собою
И прощать.

      август 2008



Как мэрзко всё в Америке мечтаний наших --
Ах, папа, папа, если бы ты знал!!
Всё в общем так же, как и в Раше,
Той страшной Раше соц-зеркал.

Но только невозможно объяснить
Соседу справа, что всё так херово
Но только невозможно попросить
С ребёнком посидеть хотя б до года

Больничный здесь ты не возьмёшь,
Бери из отпуска—или обратно в офис,
Кондиционеры расторопно носят
Заразу—и болеют все.

Здесь на собраниях не выступают
Боится каждый потерять работу
Сидят, да хлопают, да одобряют
Забитые духовные банкроты

Здесь под улыбкой прячут волчьи зубы
Вопьются в спину—дай полиция отмашку
Вчерашний друг сегодя злейший сплетник
Особенно когда отдашь последнюю рубашку

Здесь правят хамство, тьма и низость
Здесь нет надежд на улучшенье
И надо уж давно пойти работать в топку
Или уехать—прочь от удушенья.

Ах, папа, папа, если бы ты знал..

      март 2009



Главное, не забыть, как я их ненавижу
Хоть и сама виновата—стала частью Системы
Главное, найти другую работу
Как можно скорее, как можно ниже.

Я ненавижу корпорации
Ненавижу их лживые smile
Ненавижу их ажитацию
Как поживаешь, so good и hi

Я ненавижу бездарных менеджеров
Ненавижу одинаковых тёток
Ненавижу рьяных ковокеров
Соревнующихся с пелёнок

Я ненавижу их общительность
Ненавижу so cool позёрство
Их затёртость или матёрость
Раболепство или нахальство

Я ненавижу их jeans days, их walks for
Я ненавижу их собрания
Собирания денег на что-то и митинги
Их ланчи together, братания

Мерзкая, гладкая, корпоративная
Такая несчастная Америка
Ты даже в гадости наивная
И гордая собой неумеренно

      август 2008



MountainLoft

Я взрослею, немею, и мы в горах. Ранняя осень.
Я сижу на балконе, вечер, кузнечики и лягушки
Но это не хокку.
И мне 33.
Совсем уже скоро—все 32.
И так дальше вниз, до 22.
Мой муж в гостинной с камином читает "Опиум".
Я всё ещё не привыкла
К тому, что у меня есть муж,
Что этот мужчина—мой муж.
И мы говорим по-английски.
Привыкну ль?

      сентябрь 2007



Я теперь совсем иная
Я—не я.
Я живу у океана
Да!

Я работаю.
И влюблена.
А ещё я замужем—
Как никогда.

А ещё—послушайте—
Мы завели щенка.
А ещё я в ужасе
Я—не я.

И ещё я вдруг боюсь старости
И не то чтобы старости,
А так, не-из-беж-нос-ти
Счастья и скорби
и дней без вранья.

Признайте меня,
Пожалуйста.
Скажите мне,
Что я—это я.



Меня страшно бесит
что я довольна.
Что я фривольна и ленива,
что я не одна.
Что я не хочу на танцы,
что я, Я!, почти не влюблена.
Что я люблю мужа,
и только его.
Что я не ем сахар,
что я пью вино,
а не джиНН!!!!

Меня страшно бесит,
Что я—повзрослела,
и мне ненавистно,
что я охмелела
и в то же время трезва
Взросла. Молода. Никогда.




Я — это только лишь я.
Вы не станете частью меня
Мой дневник досконально прочтя
        Никогда

Я не смогу быть частью ничей,
Хотя в теории это возможно
Надо только проникнуть в кого-нибудь
И чувствовать всё подкожно.

Деревьям страшно больно
Когда их рубят и колят.
Но никогда не пойму я
Какой болью.

Ты говоришь, что любишь меня
Но я тебя не понимаю.
Может, твоя любовь как моя ненависть
Я этого не узнаю
        Никогда

        1989


Американские Старые Стишки 1997—1999
- - -
Всё это так многослойно
Одно под другим
Чикаго, лёгкий Чикаго
Москва под ним

Сверкающие небоскрёбы
Хрущовские пятиэтажки
Реми Мартин и манго
Жалкие дворняжки

Забавные американцы
Они не умеют врать
Мили, фунты, унции,
Умеете в pool играть?

И трогательная привязанность
К тому, что я здесь люблю.
Что? Кактусы? Синенебесность?
Я после это пойму.

Гулкие тихие улицы
Мой бульвар
Глаша идёт рядом
Мороз. От дыхания пар.

Всё это теперь вместе
Навеки вместе во мне
Отталкиваясь, переплетаясь
Танцует в печальном сне

Теперь уже будет больно
По-всякому, по-любому.
Всё это так многослойно
Всё это так по-живому.


- - -
В твоих глазах сверкают сны
В твоих ногах лежат ковры
Переливаются огни
Эрик.
И я не знаю, какой ты
Но, очевидно, как они
Как светлячки, мосты, бобры
Америк.
Здесь самый воздух как сады
И сумасшедшие цветы
И ярких глаз твоих пруды
Эрик.
Ты снова скажешь "How are you?"
А я отвечу "fine, and you?"
Enternity's detour is through
You, Eric.


- - -
Вот, я немного протрезвела.
Поздно.
Завтра на работу.
Грозно
Скрежещут трубы
Отопления.
Я полулежу на кровати -
Сцепление.
Я совершенно холодна
Одна.
Я офигенно влюблена
В слона.
Он трубит и шевелится
Во мне.
Он топчется ногами в животе,
В пизде.
Это невыносимо здорово
Знать
Что я не проиграла
Насрать.
Я всё равно возьму
Тебя
И бережно понесу
На небеса.


- - -
Ах, зачем так холодно
Сейчас на улице?!
Мы взяли б палатку
Да слонялись на природе бы!

А в палатке много места на двоих.
Чудово? Wisconsin? Хрен один!
Главное - влюблённость!
Главное - бедро!
И тогда всё просто
Вол-шеб-но!

Но вы не подумайте,
Что я - блядь!
Куплю палатку в Walmarte
И пойду гулять!

Нет, я просто убегу,
Нет, я просто уползу
Таня, сделай же что-нибудь!
Я гиб-ну.

- - -
Мы целовались стоя у дороги
Машина накренилась вбок
А мимо проплывали велосипедисты
И в их глазах упрёк.

- - -
Я не могу ничего сделать,
Любовь моя
Пусть будет так как будет
Без тебя.

Я не могу ничего сделать
С судьбой
Тебе будет лучше, поверь мне
Не со мной.

Ты был мой ангел,
Прости
Я не любила тебя,
Не грусти.

Я где-то оставила душу
В пути
Я совсем потеряла себя
Не найти.

Так что не печалься,
Иди.
Любовь моя, так надо
Уходи.

- - -
Я думаю о Мише
Я думаю о Тане
О двух бедовых людях
Которых вы не знали

Я только их любила
И, может быть, люблю
За их неповторимость
За их IQ

За их полуусмешку
За точный выбор слов
Их смелость без базаров
Их лихость. Их апломб

За их самовлюблённость
И их саморастрату
За то, что их так мало
За то, что так и надо.

- - -
неПростой кубанский парень

Я разбила блюдо его мамы
в мой первый приезд.
И это значит,
что он ударил меня
в свой первый раз
В мой самый первый приезд.

Это оправдывает всё,
не так ли,
Боже?
Ведь я разбила блюдо его мамы
уже после.
уже после этого.

За что же он ударил меня,
Боже?
За то, что я стояла у окна.
Ах, нет. За то, что я курила у окна.
Блюдо летело через всю комнату.


Московские стишки 2000–2003
— 2001.—
В России не становится тепло
Хотя уже конец июня
Идут дожди, идут давно
И лица хмуры, и бабули

А у метро живут щенки
Три — в чёрно-белых пятнах
А на столе стоят цветки
Пустая ваза и тетрадка

Ярчайших глаз зелёное нутро
Светит безумно и бесстрашно
В России не становится тепло
Да это и не важно.

- - -
Всё для тебя.
И для Тебя.
Как можно душу отдать за двоих?
И я не знаю.
Ты спросишь меня.
Я не отвечу.
Подумаю только:
"Значит, можно."


— 2002.—
Всё просто невозможно.
Всё просто происходит.
Всё просто непреложно.
Всё просто на исходе.


- - - про любовь - - -
Две девочки -- какое чудо!
И как волшебно -- у тебя!!
Я радуюсь и так ликую,
Что это знаю. я люблю тебя.

Мы все меняемся. И все мы изменились.
Что делать?!! А иных уж нет
Поссорились и не мирились.
Так глупо, так прекрасно. Много лет

Ты была часть меня. Я была в красном,
Ты была в синем, как в той песне, да?
И все прошло. Но все осталось.
Две девочки!, я так люблю тебя.


Чикагские стишки

—Май 06, 2002.—
Какая теплота и пестрота
          Весна
Как будто в первый раз
          И я одна
Я без тебя.
Но ты, мой ослепительный герой,
Мой милый, мой отчаянный, мой
Не знаешь ты ещё, насколько мой,
Настолько, что ты будешь не со мной,
          Со мной.
На столько, что не страшен океан
И даже домик там.
И даже нищета, и даже пестрота
Невыносимость бытия..Всесилие тебя,
          Весна.
          И я с тобой.


Тёплый ветер, муражки по коже,
Самолёт летит в Рашу всегда.
Одуванчики, листья и подорожник
Два бычка, и скамейка, и я.
(Скоро их будет три — поди разбери!)
Ах, как приятно смотреть на зелёное,
Слушая негритянскую брань вдалеке
Ах, как мне нравится быть влюблённою
Здесь, и сейчас, и везде.
И если вы скажете мне: "Наверное,
Думаешь ты, что он — навсегда."
Нет же, ах, нет же, Я суеверная.
Так полна им, аж донельзя!
Ох, донельзя, до краёв, до предела,
(Даже не спрашиваю, слабо ли вам!)
Простите меня, я оголтелая.
Совсем сумасшедшая.


    Так хочу к тебе
       (Это что-то!)
   Здесь так хорошо..
         (Болото).
    Такие тюльпаны!
            Клоны.
    Такие парни!
        Мароны.
Такие противоречия
     (а где их нет?)
Смешанные наречия
     (полный привет).
Красавицы мулатки—
     —Джинсы в заплатках.
Огненные кабальеро—
          —Холера!
...
   Короче, я буду кратка
Нужна ли тебе засранка?


Такая боль — идти домой.
Уж лучше быть бездомной.
Уж лучше — не идти домой.
Где быть мне угнетённой.
Да!
В защиту женщин Африки!!
И вы, мусульманки, сдерите чадру!!
Пускайте в ручьях кораблики
И поразите бюль-бюль-оглу!!
Да!
Я не верю в любовь без добра,
Да! Я уже не верю в тебя!
Да! Я надеюсь забыть тебя!!
Мерзкую рожу козла!
Хэй,
эскимоски, бежим искупаемся!
Смело в холодную воду — ух!!
Будем смеяться, и будем маяться,
Главное — смело. Главное — дух!




—2003—
- - -
Ты распял меня на кресте своей судьбы
Как бабочку. Взял как воина на поле боя.
И уже нет ни единой надежды на спасение.
И нету сил, чтобы поднять белознаменное древко.
Остается только умирать с открытыми глазами,
Пронзенными щемящим наслаждением
В безысходном желании твоих рук
В мучительной гладкости твоего тела
Впитывая жар твоего рта
Уступая жадности твоих чресел
Растворяясь в твоей душе
О, мой возлюбленный.




              –Это не Швеция, это по Невскому вечером.

Как же это всё—прекрасно.
Как же это всё—непросто.
Особенно когда вот так—сквозь сшитый шов
Видна прореха.
Особенно когда вот так—
       —Потеха.

Особенно когда так любишь—стольких многих.
Особенно когда—так много одиноких.
Так много боли, и так много счастья.
А счастье—просто что-то вне. Вне боли.

Ещё когда перед тобой: вино, капуста, орхидея.
Так близко, близко—ВОТ—прореха.
Ведь это всё Лас вегас,
ведь это всё игра—ведь да?




Новое время

—Август 04, 2006.—
С тобой всё было
так печально
и нереально
и больно
и банально
и без конца
Хотя уже давно —
Полгода —
Я без тебя.

Пусть так и будет
пусть застынет
то время мухой в янтаре
под звуки джаза
в январе
и в сентябре
В тебе. Во мне.

Ведь может быть
совсем не надо
тебя во мне искоренять
топтать
ронять
опять

Пускай ты будешь.
Пусть печально
пусть нереально
нелегально
небольно
небанально

Но всё равно
прощай.




Я любила тебя,
      ну и что?
Ты всегда был чуть-чуть
      равнодушным.
А я искала свободы,
И думала, что это — ты.
Я любила тебя,
            а ты?

А когда любишь,
Особенно чрез-мерно,
То возникают химеры,
Заслоняя малодушие,
      Ненадёжность,
Выгодно оттеняя
      простодушие,
Но я любила тебя даже
      среди химер.

И так хорошо,
что ты — и всё то время —
      в прошлом.
И так хорошо, что
      не вернуться.
И так хорошо, что всё
      это было,
И что я уже не люблю
      тебя.

А мне нравятся:
      смелые
      влюблённые
      красивые
      и молодые.
Надо же, как всё
      меняется.
Надо же: всё остаётся
      прежним


Песня о Мише Курятникове

Розы стоят на окне такие сухие
Мы с тобою уже не такие, мы чужие

А помнишь, ты приходил ко мне,
Мы часто вместе пили чай
Я так мечтала о тебе,
Но это прошло, прощай!

Пианино совсем не встрой,
И гитара твоя у меня,
Почему мы уже не с тобой?
Почему я вовсе не та?

Но розы стоят на окне такие сухие
Мы с тобою уже не такие, мы чужие

О нас с тобой ты мне песни пел,
Быть может, ты меня любил,
Холодный воздух меня согрел,
Ты "Космос" вчера курил..

Но розы стоят на окне такие сухие
Мы с тобою уже не такие, мы чужие

Твой чуб я взлохмачу рукой,
И ты уйдёшь в никуда
В то лето летела звезда,
И я заклинала "Он—мой!!"

        1991


Урок истории (песня)

Всё так глупо, противно и мэрзко
Полюблю ли тебя неизвестно,
Что-то будет или не будет,
И весь день меня что-то мутит

Феодалы друг с другом воюют
Ленин с Троцким зачем-то враждуют,
Маркс уже написал капитал,
А крестьянин—тот землю пахал

О, Серёжа, спортивный Серёжа,
Твоя милая, глупая рожа,
Нет, не глупая, просто смешная,
Но тебя я в душе уважаю

ЦСКА на тетрадке и в сердце,
И ему никогда не согреться,
Никогда, ну скажи, никогда?
--Что пристала? Отстань от меня

Феодалы друг с другом воюют
Ленин с Троцким зачем-то враждуют,
Маркс уже написал капитал,
А крестьянин—тот землю пахал

Ну, а уши твои покраснели,
А в глаза словно искры влетели,
Ты молчишь, ты сердит и рассержен,
Но любови ты всё же подвержен!!

Феодалы друг с другом воюют
Ленин с Троцким зачем-то враждуют,
Маркс уже написал капитал,
А крестьянин—тот землю пахал

А Белинский сзади ревнует,
Ну а Лёнька тот просто сочкует,
Бочкарёву на всё наплевать,
Я тебя соблазняю опять

Ты становишься ярко-пунцовым,
Ты убил бы меня большим ломом,
Но его здесь нет, а есть я!!!!
Интересно, ты любишь меня?!!

Феодалы друг с другом воюют
Ленин с Троцким зачем-то враждуют,
Маркс уже написал капитал,
А крестьянин—тот землю пахал

        1987-88


Песня'85

идёт зима проходит лето
а я живу как-будто бы во сне
я жду тебя как ждёт земля рассвета
холодной ночью во мраке и во мгле
    кто бы знал кто бы знал как мне одиноко
    кто бы знал кто бы знал как мне плохо
    без тебя без тебя которого не знаю
    без тебя без тебя которого люблю
когда-нибудь мы встретимся с тобою
ты будешь мой а я твоя
и мы пойдём заснеженной тропою
туда где солнце светит кораблям
    кто бы знал кто бы знал как мне одиноко..
мы будем счастливы с тобой я знаю
не будем правда ждать весну
ты будешь так любить меня что снег растает
весна наступит для нас двоих в лесу










































































           You.. touched me.
You haven't done so
In a year.

You were smiling.

Day after
I still feel your fingers
On my shoulder.

Happy New Year

Thank you for this touch
Te quiero mucho
Oh, so so much..

        December 28-29, 2012



Мне кажется, ты растворен везде
В дыхании, в шорохе листьев,
В дожде за окном, в воде и вине,
В касаниях кожи, и в мыслях.

And i live apart and still tightly close
As enemy and as a sister
By weakness, by irresistable force
All at your mercy mister.

How did it happen that there is no end
To dreaming and longing and leaning
I am just breathing, i'm not even mad
It is so vain, this irrational clinging.

It seams—you are present in all
—In breathing, in wisper of grasses
In rain outside, in water and wine,
In thoughts and in touch, blink of glasses...

        Sept-Oct, 2012



it is so strange—it isn't too late
and i'm sober.
and everybody sleeps around
and suddenly i feel that i.....would like
      to be a model

that i would like to have a guy
who'd take my photos always
who'd like to shoot me in my sleep
when i'm strong and when i'm weak
      take photos always

and i would like it to be bright
and i would like to travel
and let it be a night
and friends around,
      about seven

so, maybe it's the perfect time
drive to the South passing miami,
through all the keys and fall asleep on sand
near far-away key west tavern
      right now?

i'll go to sleep and i'll forget
твоей усмешки полусвет
i should forgive себе тебя
я так ужасно влюблена, ну и пускай.
      я так пьяна..тобой..


I do not think i love you, NO!!!!
And when the rain goes on and on
i sometimes cry, i sometimes sleep
or smile..

All i'm looking for is peace,
i look and somehow i see geese,
i see some cheese and peas and knees
i look, and i see you

And you are not my peace,
Oh no,
Quite contrary, you are my war,
no one knows for,
You're not the peace...

You aren't clove,
you aren't dove,
not glove, not mauve,
and not above..

i'm running out of words for you,
you are —...you aren't peace.
      june 2010



Our corporation

Our corporation
is a lovely place to work
everything's corrupted
everyone is dork

Every morning meeting
we put on our masks
Smile, Confidence, Ambition
to suit the current task

We all had such a good night
and feeling just the best
especially this morning
while getting in this mess

This mess of the betrayals,
this mess of being nice
of ruthless competition
and raping others' minds

They stripe you out of dignity,
they put you on your knees.
They make sure you get it
that work will make you free.

And if you're perfect prisoner
they'll write your name on walls
they'll put you up in front of us
you'll get your round of applause.

Americans don't know yet
what they succeed to build
—the ugliest form of Communism
without any guilt

So stupid, unreflective,
so empty and so proud.
Yes, our corporation
is a lovely place to drown.
   August 2008



    night valse
it was all in my dream
and we lied on the bed
with black-haired girl in between

you were holding my hand
you were looking at me
and that girl was right in-between

    and she loved you so much
    but your eyes, they were sad,
    so impossibly sad and bright,

it was dark, it was calm
and a little of light
it was past, it was now, it was night.




- - -
Star, integrity, love and bluegrass
All at one instance
All at once

Blue misty mountains
crikets and dreams
And my young husband
All in one bliss

All in one instant
All in one life
Maybe it could be
Right thing to survive?

Maybe it's worth it
So i will try
Still i can't promise
But maybe i'kkhll fly.
   September 2007



American poems
- - -
The noise of rain
I'm tired
Do want to leave this room
It's all the same
I'm wired
By some weird doom.

The cruel lamp
Is leaning
Do want forget all this
This strange long gap
It's meaning
It's torture and release.


- - -
I want go home
To Glasha,
To my old dog.
She was so young
And rather
She is..
Oh, it's so long
I haven't been with
My friends, my love
My trees
My darling Columbina
My crazy Anubis…
I want return and sure
Forgive myself this trip
This wrecked and nasty dinner
This all, all this
It's funny how I wanted
Then everything forget:
My street, my name
My country
But not my dog
Oh, net!


- - -
When the silence comes
To this goddamned place
I pray for you
I have some space

I have some courage
To realize
That I love you
You are so nice

You are so sweet
It's nonsense that
We should be mean
It feels so great

To be myself
To be in love
And to forgive
And be above.

- - -
I'm full of you
I want to tell your name
I want to touch it with my tongue
And be insane.

Oh, darling tell me it is true
And will be true
Oh, darling tell me 'I love you'
Mahal kita, Люблю.

- - -
I'm sick of sadness
I'm sad and sick
You didn't come to meet me
I'm broken and I'm weak

But you did promise
You even mentioned when
Have you got bored or
Tired of the game?

And I was sitting there
Couldn't take my eyes off door
And when he asked "You fine?"
I almost shouted "no!"

You knew it was the last day
When I could be with you
I won't see you ever
I won't see you

With you I was so happy
As never in my life
OK, it's time to go now
Sleep well.. Good-bye.

- - -
I drank champagne I got it from Dainus For some illegal work With his important card. It is so funny -- Drink champagne This beverage of joy And feel so vain So vain for life And vain for you Just close your eyes Let's pick-a-boo.

- - -
Hey, your eyes are asian!
Hey, your smile is persian --
I see all teeth.
I dreamed of driving you
to Chicago
You beside me, smiling
We are talking about
tortures.
What else would we talk about
handsome Japanese?
And then this endless game of dare,
Do you remember?
Do you care?
My most endured handsome guy..
So, will you try?


. . . . .

I'm sorry, I don't want to go
I have to, it's against my will
By some enormous force I'm thrown
To the eternity, to nil.

My love, my hate, my all in vain
I always wanted to be true
To live together, to be sane
It could be wonderful with you

I always knew I would desert
If I am man, and there's war
And suddenly -- I know I won't
And suddenly -- I know I go

I go to war, to die or not
I go, though I'd prefer to stay
To stay with you, but I can not
I have to go, I can't betray

Betray my way, unclear way
I'm sorry.. but I hope I can..
Don't ask me what; don't make me stay.
There is a war. I am a man.

- - -
Now I listen to Mexican
Mexican Radio. Some valse,
somehow similar to some Russian one.
So touching, so desperate
And I am feeling some peace at last.
    Have you ever thought of love?
    I mean of hate and death.
    Maybe I could write words to this
    screaming melody.
Strange it is as the things are.
It would be nice to know Spanish.
Hating him, loving him, always
Other him. Why? Is there answer in this music?
    I want to turn myself inside out
    And let them see this light,
    This glooming blue and white light,
    Now, right now, deep at night.
Oh, could I imagine that I will remember
Even every little ugly thing far from my place.
Every ugly face (are there ugly faces?)
Every disgusting talk (there were no disgusting talks..)
    How I love everyone here and there
    And how I hate him now.
    Oh, sure I am drunk
    But this is the way how
    I can feel good about him now.


- - -
Will it ever be OK?
I'll repeat it to myself
'I'm in the U-S-A'
heavy knocking at the door
    I'll ignore.

Father, darling, are you proud?!
Tell me, that you trust me
Tell me 'Fuck him,
You are perfect'.
Tell this loud!


- - -
it was like mountains
and deep deep lakes
And like a simple milk with
some good-tasting flakes
Like wind who can be
female as well as male
Like children who are biking
so freely on high-way
I am so deeply thankful
that I've met you
and I'm so ----
I lost myself to you.

- - -
Duvdevanim..
Пожалуйста, побудь со мной ещё.
И на песок на озере
ступать так горячо
И было очень жарко
почти всегда
И твои светло-карие
печальные глаза.

- - -
I want to kiss your knee
I wish you could touch
my leg -- my skin is so soft
It seems, I'll turn my head
and will see you behind
This lie
Makes it easier
to be without you

And i'm so confused
i don't call it love,
but wanna be with you
all time
What did you bring to me?
What did you do to me?

How could it happen,
Last days
Last moments
in the very time
when it
did not have any
chance to happen.

You imposed it your way on me,
And I don't know
anything about it.
But just miss you, and miss you, and miss you.
       (july 2002)


- - -
I'd like to teach you Russian
You'd need to learn it well before
We all be gone. Will we?
Would we allow?? What for?

I know for what-- but know in Russian,
In Russian it will always be.
Like you, like universe, like we,
Like two of us, but actually three.

I'd like to quote some Japanese
To make you realise: it is
So simple, it's so no-substance linked
It's so immortal, so eye-blinked

It's here, always close,
But who'll take time to look through doors,
Who'll paint this wine, this cabbage,
And this pink orchid & beige dog, this book?
This Universe?

In Russian?




: : рассказы : : любимые : : a premier page : :